Laftel (voyd_absolute) wrote,
Laftel
voyd_absolute

Новый рассказ


Под замком


Последнее время Александру стал сниться навязчивый до противности сон. Каждую ночь юноша убегал от страшного голоса за спиной, без конца повторявшего: “Вернись! Вернись!” Причём, голос всё приближался и приближался, а сам Александр будто стоял на месте. Когда же он, собрав все силы, делал последний рывок, то неизбежно спотыкался о невесть кем натянутую цепь, падал и разбивал себе нос. И так раз за разом, ночь за ночью.
Постепенно сны начали обрастать подробностями. Оказывается, голос не просто голос, а металлический и скрипучий. А цепь не просто цепь, а ржавая и дребезжащая. И бежит он не абы где, а по мосту с чугунными перилами, причём, слева проносятся машины, но никто Александра не замечает. Потому что за рулём автомобилей никого нет...
Каждая ночь добавляла какую-то деталь. То под мостом появлялась вода. То на небе зажигались огоньки звёзд. То лицо начинали холодить капли припустившего вдруг дождя. Со временем сны стали настолько реальными, что Александр с трудом мог отличить свои грёзы от настоящей жизни. То есть он, конечно, понимал, что в реальности никто на него с цепями не охотится. Понимал... когда просыпался. Во сне же реальностью был сон, а настоящий мир – нелепой фантазией.
Юноша пытался разобраться, что же на самом деле означают эти мост, цепи и голос, но на ум ничего не приходило. Нет, мост он, конечно же, узнал. Этот мост Александр преодолевал каждое утро по дороге в универ. Преодолевал – потому что мосты юноша не любил. Ему всё время казалось, что он вот-вот упадёт вниз, в грязную воду. Или уронит туда что-нибудь важное. Телефон там или тетрадку с лекциями. В общем, мосты Александр недолюбливал... но вряд ли те стали бы ему мстить за столь недружелюбное отношение. А кто бы стал? Или что? И за что? За что...
И тут, наконец, он вспомнил.

Изначально это показалось Александру глупой затеей. В самом деле, что умного в намалёванных краской на ржавом замке словах “Саша+Маша=Любовь”? Правильно – ничего. Но потом юноша втянулся, его захватил сам процесс, напоминавший небольшое приключение. Конечно, ничего особо экстремального в их задумке не было, но всё это вносило приятное разнообразие в их, в общем-то, устоявшиеся и в меру романтичные отношения. “Пусть и попсовая, но всё же романтика”, - думал Александр, закрывая замок на ключ. А потом, поддавшись секундному порыву, ляпнул что-то приторно-глупое. Что-то вроде: “Замки висят, как гроздья винограда, но любовь пьянит сильнее любого вина”. Причём, именно что ляпнул, можно сказать, с языка сорвалось, но... Мария посмотрела на него, как на идиота, а через неделю они и вовсе расстались. А затем...
Затем ему начали сниться сны.

Голова трещала, будто по ней всю ночь били замками, снятыми со всех мостов во вселенной, да и остальное тело чувствовало себя немногим лучше. Кости ломило, мышцы болели и ныли, кожа саднила, будто по ней прошлись нанотёркой... в общем, если бы Александру сказали, что он провёл предыдущий день в бетономешалке – юноша не слишком бы удивился. А тут ещё темнота вокруг, хоть глаз выколи, и тихо, как в морге. Жуть полнейшая, как в каком-нибудь навязчивом кошмаре, когда ты хочешь проснуться, но не можешь, а когда всё же просыпаешься, то ещё долго не веришь, что сон это всего лишь сон. Александр похолодел. Выходит... это что, продолжение всё той же полночной эпопеи с мостом, цепями и говорящим замком в роли Фредди Крюгера? Но...
Почему сон вдруг сменился? Что случилось? Постепенно глаза юноши привыкали к темноте, и он уже мог различить серые стены и потолок, а чуть поодаль узкий луч лунного света, пробивавшийся откуда-то сверху, и вовсе выхватывал из мрака целый кусок заваленного картонными ящиками пространства. Но где же мост? Где цепи? Где, наконец, машины без водителей? Куда всё делось? Кажется, Александр задал эти вопросы вслух. Но никто не ответил. В помещении, похожем на заброшенный склад, было так тихо, что юноша отчётливо слышал своё слабое прерывистое дыхание. И ничего больше. Ни единого звука...
Шли секунды, минуты, возможно, даже часы, но обстановка и не думала меняться. Александру стало казаться, что он может тысячу лет провести на этом забытом богом складе, наблюдая в компании молчаливых ящиков за полоской не сдвинувшегося ни на миллиметр блеклого света существующей где-то там, в другом мире, луны. Он мог провести так тысячу лет... но не хотел проводить и мгновения. Поэтому, игнорируя жалобные вопли всех, без исключения, мышц, юноша кое-как встал и, прихрамывая то на одну, то на другую ногу, направился к тому, что полагал деревянной дверью.
Он угадал. Дверь и впрямь оказалась дверью. И даже деревянной, как он и думал. Но на этом успехи закончились: как Александр ни дёргал за чёрную железную ручку, как ни упирался плечом в шершавые необструганные доски, дверь лишь однажды издевательски скрипнула и только. А затем, привалившись спиной к стене и пытаясь отдышаться, юноша, наконец, заметил то, что должен был заметить с самого начала...
Бледное лицо в бледном свете, тёмные волосы, волнами спускающиеся в темноту, и глаза... серые глаза, невидяще уставившиеся в такой же серый, как и всё вокруг, потолок. “Маша”, прошептали непослушные губы, “Нет”, вспыхнуло в угасающем сознании, и, наконец, понимая, что он безнадёжно опоздал и ничего уже не изменишь, Александр закричал. Болезненно и жалко, как загнанный в угол умирающий зверь...
Но его опять никто не услышал.

Глухие удары, сдерживаемые массивной дверью, постепенно стихли, и пустырь, на окраине которого примостился неприметный приземистый склад, вновь погрузился в тишину. Где-то, за пределами слышимости, проносились машины, и неторопливо погружался в сон сверкающий огнями город, но здесь, на почти пустом, почти мёртвом пространстве существовала лишь луна, да мрачное серое здание, закрытое на замок, на котором, сверху и снизу от прорези для ключа, было выведено:

Саша+Маша=...
Tags: рассказы
Subscribe

  • Устами младенца

    Спускаюсь в лифте, рядом мама с верхнего этажа склонилась над маленькой (лет 5) дочкой и, похоже, шапку завязывает, я особо не смотрю. Потом через…

  • Бодлер зрит в корень

    Ты на постель свою весь мир бы привлекла, О, женщина, о, тварь, как ты от скуки зла! Чтоб зубы упражнять и в деле быть искусной - Съедать по сердцу в…

  • Кто знает - тот поймёт

    centos.moy.su/_ph/4/2/215182276.jpg

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments